+7 (3952) 00–00–00

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Questions and answers

 

В данном разделе размещаются ответы администрации веб-сайта на наиболее важные вопросы, касающиеся предлагаемого рейтинга российских географов. Вопросы можно присылать на наш почтовый ящик – rusgeorating@mail.ru.

In this section replies of administration of the website to the most important questions concerning the offered rating of the Russian geographers are placed. Questions can be sent to our mailbox (rusgeorating@mail.ru).

 

10.02.2016. Вопрос: Почему при определении рейтинга не учитывались статьи, опубликованные в таком широко известном журнале, как «Географический вестник»?

Примечание: Аналогичный вопрос поступил 12.02.2016, но он касался журналов «Проблемы региональной экологии», «Экология урбанизированных территорий» и «Теоретическая и прикладная экология».

Ответ: В «Географическом вестнике» (издается Пермским государственным университетом) есть много интересных публикаций. Однако двухлетний импакт-фактор РИНЦ с учетом цитирования из всех источников для этого журнала в 2010 г. составил 0.025 (для сравнения: журнал «Региональные исследования» в 2010 г. имел 0.191). Именно поэтому «Географический вестник» не вошел в пятёрку ведущих отечественных общегеографических журналов. Что касается трех упомянутых экологических журналов (в них есть и географические статьи), то эти периодические издания отсутствуют в разделе «География» (в нём 780 журналов) тематического рубрикатора РИНЦ. Чтобы в дальнейшем не отвечать на подобные вопросы, ещё раз подчеркнем, что в рейтинге российских географов учитываются оригинальные статьи в пяти общегеографических журналах с наибольшим импакт-фактором. Если со временем какие-то новые журналы (за исключением узкоспециализированных изданий) устойчиво (на протяжении нескольких лет) войдут в первую пятёрку, то они будут включены в базу данных RRG.

 

19.02.2016. Вопрос: Почему в рейтинге имеются ситуации, когда аспиранты находятся выше докторов наук?

Ответ: В этом нет ничего удивительного. У большинства географов при выходе на защиту кандидатской или докторской диссертации усиливается публикационная активность. Печально то, что у некоторых географов после защиты эта активность резко снижается и порой надолго. Более того, в России имеются доктора географических наук, которые вообще не попали в рейтинг, т.е. за последние пять лет они не опубликовали НИ ОДНОЙ оригинальной статьи (даже в «длинном» соавторстве) в ведущих журналах. Остается только надеяться, что с запуском проекта «Рейтинг российских географов» у этих докторов наук появится хоть такой стимул к повышению публикационной активности в ведущих периодических изданиях.  

 

20.02.2016. Вопрос: Ваш рейтинг очень сильно повышает статус пяти российских журналов. Что делать отечественным географам, активно публикующимся в других журналах?

Ответ: Публиковаться, в том числе, и в ведущих журналах. 

 

21.02.2016. Вопрос: Почему в рейтинге появились два географа с одинаковым порядковым номером 70? Вчера так не было.

Ответ: С 20 февраля по 4 апреля 2016 г. от всех географов принимаются уточнения по рейтингу. Поэтому в этот период возможны некоторые сбои в основном и производных рейтингах. По окончании периода корректировки данных будут установлены итоговые порядковые номера.

 

22.02.2016. Вопрос: Судя по блоковой рассылке писем о запуске проекта, у вас имеются адреса электронной почты всех российских географов. Меня давно «мучает» вопрос: а на каком «почтовике» - GMAIL.COM или YANDEX.RU – больше всего зарегистрировано почтовых ящиков коллег-географов?

Ответ: У нас нет адресов электронной почты ВСЕХ отечественных географов. Если оперировать только адресами, указанными в 5 ведущих географических журналах в 2010 – 2014 гг. (надо ещё учесть, что в статьях в соавторстве иногда не у всех соавторов указывается e-mail), то больше всего адресов электронной почты географов приходится на: 1) MAIL.RU (32.38%, а с учетом «клонов» LIST.RU, INBOX.RU и BK.RU получается 37.85%), 2) YANDEX.RU (13.18%), 3) GMAIL.COM (10.76%), 4) IRK.RU (10.13%), 5) RAMBLER.RU (5.11%) и 6) MSU.RU (3.41%).

 

23.02.2016. Вопрос: Почему в рейтинге организаций нет географического факультета Иркутского государственного университета (а ведь нам читают лекции ведущие географы России, включая профессоров и докторов наук)?

Ответ: Если коротко, то среди основных преподавателей ИГУ нет никого из топ-100 рейтинга российских географов. А если подробнее, любой желающий может сравнить список сотрудников той или иной организации географического профиля с представленными на нашем сайте балльными оценками публикационной активности географов.

Чтобы далее не отвечать на подобные вопросы, проделаем это только для геофака ИГУ. С официального сайта этой организации сегодня взята информация о преподавателях, а с нашего сайта – о баллах. В итоге получился следующий список (курсивом выделены совместители, работающие в других организациях): зав. каф., д.т.н., проф. Аргучинцева А.В. (0 баллов), Ахтиманкина А.В. (0), к.б.н. Бархатова О.А. (0), к.х.н. Минеева А.В. (0), к.б.н. Потапова Е.В. (0), к.г.н. Сутырина Е.Н. (0), к.г.н. Вологжина С.Ж. (0), Новикова С.А. (0); совместители: к.г.н. Васянович А.В. (0), к.г.н. Ильичёва Е.А. (20.50), д.г.н., проф. Корытный Л.М. (103.00), д.б.н., проф. Русинек О.Т. (0), д.г.-м.н., проф. Скворцов В.А. (0), к.г.н. Солодянкина С.В. (78.50), д.г.н., проф. Ходжер Т.В. (9.57); вторая кафедра: зав. каф. д.г.н., проф. Коновалова Т.И. (41.67), д.г.н., проф. Батуев А.Р. (12.83), к.г.н. Белоусов В.М. (0), к.г.н. Зеленюк Ю.М. (0), к.г.н. Солпина Н.Г. (0), к.г.н. Слепнева Е.В. (0), к.г.н. Левашова М.В. (0), Макаров А.А. (0); совместители: д.г.н., проф. Абалаков А.Д. (151.50), к.г.н. Воробьёв Н.В. (0), к.г.н. Дугарова Г.Б. (82.00), д.г.н. Заборцева Т.И. (100.00), д.г.-м.н., проф. Леви К.Г. (0), д.г.н., проф. Плюснин В.М. (98.52), д.г.н., проф. Сысоева Н.М. (0), к.ф.-м.н. Язев С.А. (0); третья кафедра: зав. каф., д.т.н., проф. Аргучинцев В.К. (0), к.г.н. Кочугова Е.А. (46.00), к.г.н. Латышева И.В. (0), Лощенко К.А. (0), Найденов П.А. (0), к.г.н. Хуторянская Д.Ф. (0), к.г.н. Шаманский Ю.В. (0); совместители: д.ф.-м.н., проф. Коваленко В.А. (0), д.ф.-м.н., проф. Ковалдо П.Г. (0), к.ф.-м.н. Мордвинов В.И. (0).

В сумме на 23 основных преподавателя географического факультета Иркутского государственного университета приходится лишь 100.50 баллов. Как говорится, без комментариев.

 

24.02.2016. Вопрос: Чем отличается предлагаемый публикационный рейтинг от рейтингов, учитывающих цитирование?

Ответ: В идеальном случае, чтобы опубликовать статью в ведущем журнале, у которого очень большой «портфель рукописей» и «въедливые» рецензенты, необходимо потратить много усилий (не говоря уже об оригинальности самой статьи, иначе не «пробьешься») и времени (к сожалению, разница во времени между датой отправления рукописи и датой выхода журнала в свет может доходить до двух лет). Поэтому, чем больше таких статей, тем выше значимость ученого. Чем больше их за пять лет, тем выше текущая (оперативная) значимость исследователя. При этом речь идет именно о нескольких ведущих журналах. Если же брать все географические журналы (в большинстве из них нет проблем с публикаций, а у отдельных изданий статьи помещаются не по рубрикам, а по алфавиту авторов статей), то сложность публикации нивелируется и, соответственно, уже будет не труднодостижимая значимость, а способность к тиражированию одного и того же исследования. Это идеальное представление о значимости публикаций именно в ведущих журналах в действительности, к сожалению, «размывается» (в разных изданиях – по-разному) положением некоторых авторов по отношению к ведущему журналу. Не секрет, что главные редакторы, члены редколлегии и деканы факультетов имеют преимущества перед остальными географами в плане первоочередности, нерецензируемости и быстроты публикации своих статей.

В идеальном случае, чтобы определить значимость исследователя, достаточно узнать количество ссылок на его публикации. Однако в нашей действительности это далеко не так. Известны случаи (например, по прибалтийским «политехническим» журналам; и не только) «взаимоопыления» («я процитирую тебя, а ты – меня») и навязывания авторам (со стороны редакции журнала) «обязательных» ссылок на определенные работы. Не секрет, что для более быстрого прохождения рукописи через рецензирование авторам приходится цитировать членов редколлегии и главного редактора. Не секрет, что соискателям для успешной защиты диссертации «рекомендуется» ссылаться на членов диссертационного совета и официальных оппонентов. При этом никак нельзя забывать и про своего научного руководителя, которого желательно процитировать не менее десяти раз. А если к этому добавить, что большинство ссылок идёт со стороны малоизвестных и вряд ли рецензируемых изданий, то в целом станет понятно, что в действительности объём цитирования отражает не значимость учёного, а его положение в научно-педагогической иерархии.

Предлагаемый рейтинг российских географов отличается от любого рейтинга, опирающегося на цитируемость, как минимум следующими параметрами:

1)     оперативностью (отобрать публикации за последние пять лет очень просто, а вот с цитированием много проблем, так как в последние 5 лет ссылались на все, в том числе и очень старые, публикации автора; можно, конечно, отобрать последние ссылки на последние публикации автора, но это мало о чём говорит; можно взять не пять, а 10 – 20 лет, но это уже не оперативность);

2)     равнозначностью соавторов (как бы не распределялись обязанности по написанию разделов статьи между соавторами, итоговая публикация идет под равнозначным соавторством; другое дело – цитирование, при котором ссылаются на определенную идею или цифру в статье, принадлежащую конкретному автору, подготовившему соответствующий раздел статьи; выявить именно одного автора  из числа всех соавторов, за исключением случаев упоминания об этом по тексту статьи, практически невозможно; поэтому, чем больше у статьи соавторов, тем ошибочнее относить ссылку ко всем соавторам; в нашем рейтинге при, например, пяти соавторах каждый из них получает 1/балльной оценки статьи, а при цитировании этого нет; там работает «мультипликатор» - одна ссылка на одну статью приводит к тому, что каждый из пяти соавторов получает по одной ссылке, т.е. ссылок в сумме будет уже пять; таким образом, нарушается равенство между количеством «ссылкодателей» и числом «ссылкополучателей»; всё это указывает на то, что цитирование отражает не значимость учёного, а его способность входить в как можно большее число творческих коллективов и «примазываться» к чужим исследованиям); 

3)     нивелированием «административного ресурса» (чтобы исключить «особый статус» автора в определенном журнале, в нашем рейтинге введены «понижающие коэффициенты»; см. раздел «Методика»; а при цитировании этого нет; чем выше статус автора в научно-педагогической иерархии, тем больше на него «вынужденных» ссылок; поэтому объём цитирования, за исключением действительно великих учёных, отражает не научную значимость, а административную).

Пока не будут устранены хотя бы перечисленные недостатки сложившейся системы цитирования, нет смысла рассматривать такие рейтинги как альтернативу предлагаемому публикационному рейтингу. 

 

25.02.2016. Вопрос: На нашем факультете всё именно так, как сказано о сравнении публикационной активности в ведущих журналах с цитированием. Наша исследовательская группа провела интересную работу, по её результатам подготовили статью, а декан в число соавторов этой статьи вписал себя и своего родственника. В итоге каждый из действительных авторов статьи получил меньше баллов, чем это было бы без «деканского хвоста». И так у нас не только с моей группой. Одно радует, что незаконные баллы декана по вашей системе были умножены на 0.05. А вот с цитированием полный завал. В итоге у декана, который не провел ни одного исследования, но фигурирует в соавторах большого количества статей, число цитирований в несколько раз больше, чем у каждого реального исследователя. Результатом этого стало то, что у нас на факультете администрация говорит, что по цитируемости декан – «великий учёный», а все мы – «начинающие исследователи». Как с этим бороться?

Ответ: Мы получили несколько подобных писем из разных городов России. У нас нет административных рычагов воздействия на такие ситуации. Да и Комитет по этике ещё не создан. Можем только порекомендовать обратиться в Минобрнауки.  

 

27.02.2016. Вопрос: Когда в рейтинг будут включены статьи, опубликованные в 2015 году?

Ответ: Оригинальные статьи 2011 – 2015 гг. будут учтены в Рейтинге-2016. Пока расчёты по этому рейтингу не могут быть выполнены, так как ещё не все номера журнала «Вестник Московского университета. Серия 5. География» за 2015 г. вышли в свет, и в РИНЦ нет импакт-фактора журналов на 2015 г. Поэтому до начала периода экспедиций и отпусков рассчитать новый рейтинг не получится. Будем ориентироваться на осень. 

 

28.02.2016. Вопрос: Имеет ли смысл перечислять более 1700 географов, если особую значимость представляет только попадание в число первых ста географов?

Ответ: Сейчас с экспертами обсуждается вопрос о целесообразности размещения на сайте только первых 500 географов. Конечно, расчёты будут проводиться по всем географам, но, скорее всего, в Рейтинге-2016 ограничимся только первыми пятью сотнями. 

 

04.03.2016. Вопрос: Убедили в том, что для оценки значимости учёных следует учитывать оригинальные статьи в ведущих журналах, а не во всех периодических изданиях. А как быть с монографиями? Для многих учёных издание персональной монографии порой является смыслом всей научной жизни. Если не ошибаюсь, в США доктор философии, опубликовавший две монографии без соавторов, приравнивается к доктору наук. Можно ли построить рейтинг, учитывающий монографии?

Ответ: Если исключить отдельные случаи написания монографий «на любую тему и в любой срок», то далеко не у всех географов в активе будет числиться хотя бы одна или две монографии. Тем более, за последние пять лет. Поэтому построить именно оперативный публикационный рейтинг, охватывающий большинство отечественных географов, не представляется возможным. Если же оперировать другими временными интервалами (например, 20 или 30 лет), то это теоретически возможно. Но в таком случае возникает ряд проблем с начислением баллов.

Во-первых, что считать монографией? Не секрет, что отдельные издательства (например, «Ламберт») за деньги могут издать книгу в одном экземпляре (или в нескольких за дополнительную плату). Будет ли данное не рецензируемое и малотиражное издание называться «монографией»? Кроме этого, есть много сборников статей, которые оформлены под коллективные монографии. Не следует забывать, что некоторые известные географы после периода активной исследовательской деятельности стали публиковать книги на иные – не географические – темы. Их также надо относить к научным монографиям географов?

Во-вторых, как определить значимость (в баллах) той или иной монографии? По объёму в авторских листах? Но это глупо. По тиражу? Ещё глупее. По «географичности» монографии, определяемой количеством географических карт? Очень спорно. По престижности издательства? Однако те времена уже прошли и некоторые бывшие престижные издательства сейчас за деньги печатают всё подряд. По цитируемости? На эту тему уже было сказано в ответе на вопрос от 24.02.2016. По актуальности названия монографии? Так это слишком субъективно. В итоге получается, что нет формальных параметров, позволяющих предпочесть одну монографию другой, и, соответственно, начислить то или иное количество баллов. Конечно, можно посчитать только количество монографий у каждого географа. Однако в силу неопределенности понятия «научная монография» (см. предыдущий пункт) и наличия разных возможностей издавать монографии у географов, работающих в «центре» или на «периферии», являющихся начальниками или подчиненными, специалистами «широкого» или «узкого» профиля и др., просто количество монографий не указывает на научную значимость автора.

В-третьих, совершенно непонятно, как нивелировать административный ресурс при построении рейтинга, опирающегося на монографии.

Поэтому можно констатировать, что на основе монографий пока не представляется возможным построить оперативный публикационный рейтинг отечественных географов.  

 

05.03.2016. Вопрос: Объективных рейтингов не существует, но предложенный вами рейтинг оказался довольно оригинальным и очень демократичным. Вопрос связан как раз с демократичностью рейтинга. Получилось так, что академики РАН от географии вошли в топ-100 российских географов, а несколько член-корров, директора двух географических институтов РАН и большинство деканов географических факультетов – нет. «Обделённые» администраторы пытались оказать на вас давление с целью своего перемещения в верхушку рейтинга?

Ответ: Наш проект является независимым. Мы никому не подчиняемся и ни от кого не получаем денег. Единственные денежные расходы, связанные с оплатой создания «оболочки» веб-сайта, были покрыты за счёт добровольных пожертвований. Всё остальное делается бесплатно небольшой группой энтузиастов, никак не связанных с географией. Впрочем, исходная идея публикационного рейтинга была позаимствована именно у географов [Антипов, Никульников, Парфенов, 1992а, б] (поэтому мы решили продолжить данное начинание, и сделали рейтинг географов, а не, к примеру, математиков или биологов), а ещё мы обсуждали разработанную систему начисления баллов с несколькими ведущими отечественными географами. Но не более того.

Поэтому на нас невозможно оказывать «давление». Хотя такие попытки предпринимались. Например, через инициирование обсуждения «неправильного рейтинга» в социальных сетях. Нам потом даже сообщили, кто из «сильных мира сего» стоял за организацией такого «обсуждения». К данным потугам отнеслись с юмором. Был случай, когда по электронной почте пришло письмо (26.02.2016 от Э.А. Батоцыренова), в котором было требование включить опубликованные одним уважаемым членом-корреспондентом РАН отчёты об экспедициях и конференциях в число оригинальных статей. Однако у нас одни и те же правила для всех без исключения – и для членов Совета Федерации, и для «обычных смертных». Другой случай: 12 – 18 февраля 2016 г. пришли четыре электронных письма (подписаны «главный редактор, д.г.н. Борис Кочуров»), в которых нам было предписано срочно переделать рейтинг, заменив ведущие общегеографические журналы на определенные экологические журналы на том основании, что «… по нашим расчетам в наших только двух журналах … опубликовались две трети и более авторов, которые защищались на степень кандидата или доктора наук. В остальных журналах, включая предлагаемый Вами список, одна треть и менее». Какой-то странный и трудноизмеримый критерий оценки значимости журнала. Нам известны несколько «аспирантско-докторанских журналов», публикующих без разбора всё, что им пришлют. Вот только у этих журналов импакт-фактор почти не отличается от нуля. Было ещё несколько попыток навязать нам необходимость пересмотра рейтинга в чью-то пользу. Все они закончились безрезультатно.

В целом, у нас довольно прозрачная и легко проверяемая система счёта. Любой желающий может проверить существование «на бумаге» учитываемых статей и проверить правильность начисления баллов. Если же мы случайно пропустили чью-то оригинальную статью или ошиблись в подсчёте баллов, то до 4 апреля 2016 г. ждем уточнений. Все остальные требования поднять значимость того или иного географа в нашей системе счёта не реализуемы. Можем только посоветовать более активно и без соавторов публиковаться в ведущих географических журналах, и тогда в следующих рейтингах можно будет занять более высокое место.  

 

07.03.2016. Вопрос: В разделе «Вопросы» вы отвечаете на все присылаемые вопросы?

Ответ: Нет. Здесь размещаются ответы только на часто задаваемые или наиболее важные (на наш взгляд) вопросы. Такой подход был изначально зафиксирован на главной странице сайта. За 25 дней по электронной почте поступило более 150 писем. Ответили на каждое. Больше половины из них было связано с тем, что мы не учли какую-то публикацию. Однако почти все эти публикации оказались краткими сообщениями, которые в нашей системе счёта не относились к оригинальным статьям (об этом сказано в разделе «Методика»). Отдельные небольшие группы составили «письма-возмущения», «письма-благодарности» и «письма-советы». В итоге в общем массиве полученной корреспонденции «писем-вопросов» было не так уж и много.  

 

14.03.2016. Вопрос: Можно ли составить список российских докторов географических наук, не опубликовавших (за последнюю учитываемую пятилетку) ни одной статьи в рейтинговых журналах?

Ответ: Надо понимать, что географы публикуются не только в «рейтинговых журналах». Некоторые вообще сосредоточились исключительно на подготовке монографий. Есть и те, кто считает, что следует публиковать статьи только на английском языке и только в международных географических журналах, имеющих импакт-фактор более единицы. Нисколько не принижая значимость зарубежных публикаций, всё же следует учитывать, что для статьи на русском языке максимально возможная читательская аудитория составляет примерно 280 млн. человек, для которых русский является родным или вторым языком, а это составляет примерно 1/26 от всего населения Земли (максимальная аудитория для международных журналов). Отсюда следует, что импакт-фактор российского журнала, равный, например, 0.1, соответствует импакт-фактору 2.6 международного журнала. Не следует также забывать, что некоторые доктора наук уже вышли из возраста активных исследований. Зачем заставлять публиковаться тех, кому нечего опубликовать? Всё это – с одной стороны. С другой стороны, мы не собираемся составлять какие-либо «чёрные списки». У нас только «белый список» – рейтинг российских географов.

Если же кто-то желает узнать фамилии докторов наук, не публикующихся в рейтинговых журналах, пусть делает это самостоятельно. В ответе на вопрос от 23.02.2016 на примере географического факультета Иркутского государственного университета было показано, как это просто сделать. Чтобы не обращаться к другим примерам, опять затронем основных преподавателей и совместителей геофака ИГУ, среди которых имеется только один доктор географических наук, не опубликовавший в 2010-2014 гг. хотя бы одну оригинальную статью в рейтинговых журналах, – Н.М. Сысоева. Есть ещё ряд докторов других наук, занимающих географические должности и не известных широкой географической общественности (0 баллов), – д.т.н. А.В. Аргучинцева, д.б.н. О.Т. Русинек, д.г.-м.н. В.А. Скворцов, д.г.-м.н. К.Г. Леви, д.т.н. В.К. Аргучинцев, д.ф.-м.н. В.А. Коваленко и д.ф.-м.н. П.Г. Ковалдо.

 

20.03.2016. Вопрос: Как много географов заняло более высокое место в Рейтинге-2015 по сравнению с Рейтингом-1992?

Ответ: Прошло 24 года (последние учитываемые статьи в Рейтинге-1992 относились к 1990 году, а в Рейтинге-2015 – к 2014 г.) и многих географов тех лет уже нет с нами. Не следует также забывать, что в Рейтинге-1992 были представлены только первые сто географов (точнее, 101), а не все географы, публикующиеся в рейтинговых журналах, как в нашем рейтинге. Поэтому возможны ситуации, когда кто-то в предыдущем рейтинге должен был присутствовать (исходя из наличия публикаций в рейтинговых журналах), но не вошел в топ-101, а сейчас находится, например, в первой сотне географов. Такой географ через 24 года занял бы, конечно, более высокие позиции, но мы об этом не знаем. Если же сравнивать изменение положения только географов, вошедших в оба рейтинга, то более высокие места заняли следующие отечественные исследователи: А.Г. Исаченко (был вторым, а стал первым географом; символическая запись 2→1), В.И. Блануца (3→2), В.А. Шупер (53→4), В.Л. Бабурин (21→8) и В.И. Кравцова (84→25). Ещё один географ сохранил свои позиции – Р.С. Чалов (11→11). Остальные заняли более низкие места.

 

27.03.2016. Вопрос: Каким образом выявляются публикации по истории науки, не относящиеся к оригинальным статьям и, соответственно, не учитываемые в рейтинге? Как получилось, что статья «Ломоносов и география» (Вест. МГУ. Сер. 5. Геогр. 2011. № 5. С. 3 – 5) отнесена к оригинальным научным статьям (как и ряд других статей из этого номера журнала МГУ)?

Ответ: Если статья размещена в рубрике «История науки», то она автоматически не попадает в базу данных RRG. Гораздо сложнее со статьями, находящимися в рубриках оригинальных статей, но посвященных истории географических наук. В этом случае мы отправляем текст «спорной» статьи трем ведущим российским географам на экспертизу и просим ответить всего на один вопрос: содержится ли в оцениваемой статье новое знание? При отрицательном ответе хотя бы двух из трех экспертов такая статья удаляется из базы данных RRG. Так уже сделано с несколькими статьями. Что касается упомянутой статьи «Ломоносов и география», то по ней пока получен только один отрицательный отзыв. Ждем заключения еще двух экспертов. К сожалению, этот процесс не является быстрым. До 4 апреля 2016 г. вряд ли будут получены отзывы на все «спорные» статьи. Поэтому некоторые такие статьи останутся в Рейтинге-2015. Однако мы доведем это дело до конца, и в Рейтинге-2016 будут учитываться только те статьи, которые посвящены истории науки, но при этом несут новое знание.

 

06.04.2016. Вопрос: Можно ли после 4 апреля присылать уточнения по рейтингу?  

Ответ: Можно. По Рейтингу-2015 прием уточнений и дополнений завершен 4 апреля 2016 г. Данный рейтинг вступил в силу. Он уже не подлежит изменению (об этом сказано на главной странице сайта). Однако если уточнения не затрагивают результаты основного и производных рейтингов 2015 года (например, изменение ученой степени), они могут быть внесены в Рейтинг-2015. Все остальные уточнения и дополнения будут включены уже в Рейтинг-2016.

 

15.04.2016. Вопрос: В вопросах и ответах появился новый термин «рейтинговый журнал». Можно дать определение этому термину?

Ответ: Если в этом есть необходимость, то можно придерживаться следующего «рабочего» определения: рейтинговый журнал – это периодическое научное издание, материалы которого используются для определения публикационного рейтинга исследователей. 

 

17.04.2016. Вопрос: На многих сайтах текст, размещенный в определенный момент времени, через некоторый период времени подвергается изменению. Наверное, поэтому в печатных изданиях при ссылках на электронные ресурсы необходимо указывать «дату обращения». На вашем сайте в разделе «Вопросы» происходили такие изменения ранее размещенных вопросов и ответов?

Ответ: Нет. Изначальная формулировка вопросов не подлежит изменению. Даже если эта формулировка не очень корректна. Что касается наших ответов на заданные вопросы, то здесь допустимо со временем только незначительное («косметическое») исправление. За всё время существования нашего сайта было всего два таких случая. В первом случае заменили «1/5» на «1/5». Второй случай был связан с письмом (14.04.2016 от О. Сысоевой) с просьбой удалить слово «сумевший» из нашего ответа на один из вопросов на том основании, что отрицательная форма этого слова является слишком агрессивной. Удивились такому пониманию агрессивности, но просьбу выполнили.

 

18.04.2016. Вопрос: Раньше всё никак не могла понять, почему два уважаемых директора (Центра экономики Севера и Арктики СОПС и ТИГ ДВО РАН) на страницах солидного журнала «Региональные исследования» схлестнулись (по две дискуссионные статьи с каждой стороны в 2012-2013 гг.) по поводу присуждения Полу Кругману Нобелевской премии по экономической географии? Ведь никто не собирается отнимать эту премию у американского коллеги. Только теперь мне стало понятно, что таким образом Александр Николаевич Пилясов и Пётр Яковлевич Бакланов «накручивали» друг другу баллы для занятия более высокого места в рейтинге российских географов. Отсюда возникает естественный вопрос: являются ли эти четыре публикации оригинальными научными статьями и надо ли их учитывать при определении рейтинга?

Ответ: Хороший вопрос. Жаль, что мы его получили не 1 апреля. Небольшое уточнение: Нобелевская премия была по экономике, а не по экономической географии, но присуждена в 2008 г. именно за разработку «новой экономической географии». Ещё одно уточнение: в 2012 – 2013 гг. не определялся рейтинг российских географов и, соответственно, упомянутые исследователи никак не могли дискутировать ради «накрутки баллов». Мы не географы, но на сайте журнала «Региональные исследования» нашли эти статьи. Получили большое удовольствие от их прочтения. Даже не предполагали, что всё так интересно в экономической географии. И последнее: публикации, размещенные в журнальной рубрике «Дискуссия», по нашим правилам относятся к оригинальным научным статьям. 

 

20.04.2016. Вопрос: Какой смыл в ваших «понижающих коэффициентах», призванных «нивелировать административный ресурс», если первое место в рейтинге занимает человек, использующий этот самый административный ресурс по максимуму? На нашей кафедре журнал «Известия Русского географического общества» даже называют «журналом для одного автора». Поэтому предлагаю ввести следующее правило: при наличии в более чем половине номеров годового комплекта одного журнала (3 из 4 или 4 из 6) статей одного автора, баллы за каждую такую статью умножать только на 0.05.

Ответ: Мы стараемся не размещать на сайте подобные вопросы, так как не считаем их важными. Однако когда за один месяц пришли примерно одинаковые вопросы из пяти разных городов России, вынуждены реагировать на это как на часто задаваемый вопрос. По нашему мнению, Анатолий Григорьевич Исаченко – великий географ. И он справедливо занимает первое место в публикационном рейтинге российских географов. У нас к нему нет никаких претензий. А вот редакционная политика журнала «Изв. РГО» вызывает много вопросов. Для нас, к примеру, очень странно, когда один из ведущих географических журналов России весь номер посвящает только научным сообщениям, не разместив в нем ни одной оригинальной статьи (вып. 6 за 2012 г.). Не менее странными выглядят чрезмерно большой объём отдельных статей на общем фоне малообъёмных публикаций (например, статья на 29 стр. в третьем выпуске 2014 г.) и очень малое количество статей (к примеру, в шести выпусках 2011 г. было всего 13 статей и 3 дискуссионных публикации, а остальное – научные сообщения). Кроме этого, некоторые корреспонденты указывали нам на преобладание в данном журнале статей о воде и предлагали считать его не общегеографическим изданием, а узкоспециализированным – гидрологическим – журналом (т.е. исключить из числа рейтинговых журналов). Однако мы не вправе вмешиваться в редакционную политику журнала. Пока у журнала будет высокий импакт-фактор и в нем будут публиковаться статьи как по природной, так и по общественной географии, «Изв. РГО» будет оставаться рейтинговым журналом. Что касается необходимости изменения «понижающих коэффициентов», то предложенный вариант не приемлем. Количество баллов за несколько статей не может быть ниже числа баллов за одну статью. А при коэффициенте, равном 0.05, и оценке одной статьи, например, в 100 баллов, получается, что распространение этого коэффициента на все статьи делает оценку, к примеру, четырех статей (5 + 5 + 5 + 5 = 20 баллов) ниже, чем одной статьи (100 баллов).  

 

22.04.2016. Вопрос: При подготовке Рейтинга-2016 вы, наверное, не только подсчитываете баллы, но и знакомитесь с содержанием оригинальных географических статей 2015 г. Какие статьи 2015 г. на ваш взгляд являются самыми оригинальными?

Ответ: Пристыдили. Мы действительно считаем только баллы. На основной работе так много дел, что не до чтения. Однако наш небольшой коллектив всё же собрался и совершил культпоход в библиотеку. Здесь следует отметить, что на все вопросы мы стараемся отвечать сразу. Но в данном случае много времени ушло на сборы, за что приносим свои извинения автору вопроса. Разумеется, мы не собирались читать ВСЕ статьи 2015 г. Это было бы уж слишком. Решили, что редколлегия каждого журнала лучше знает, какая статья является наиболее оригинальной и ставит ее первой в номер. Поэтому внимательно прочитали только первые статьи рейтинговых журналов за 2015 год. Получилось 23 статьи (трех номеров журнала «Вестник МГУ. Сер. геогр.» за второе полугодие 2015 г. не оказалось в библиотеке). Нам сложно оценивать географическое содержание статей. Поэтому анализировали статьи только с позиции науковедения, что нам ближе. Если не претендовать на какую-то научную объективность, а учитывать только науковедческую («эвристическую») значимость публикаций, то среди двадцати трех первых статей 2015 г. единогласно были признаны очень оригинальными только две работы, посвященные открытию нового вида пространственной диффузии инноваций («Региональные исследования», 2015, № 3, с. 4 – 12) и формированию нового научного направления («Региональные исследования», 2015, № 1, с. 4 – 13). Остальные статьи были посвящены либо очень общим вопросам, что не позволило выявить в них научное открытие или хотя бы какую-либо новизну, либо слишком узким, «техническим» подробностям, не способствующим пониманию сути открытия. Была ещё одна статья из журнала «География и природные ресурсы», которую выделили как очень оригинальную, но из-за одного воздержавшегося (по этическим соображениям) при голосовании в нашем коллективе, не стали здесь её упоминать (а то получилось бы до неприличия много открытий из одного источника). 

 

23.04.2016. Вопрос: Кто же ищет очень оригинальные статьи среди парадных публикаций? Парадных не только в переносном, но и в прямом смысле – несколько первых статей были посвящены 70-летию Великой Победы. Надо искать научные открытия не среди первых, а наоборот – последних статей каждого номера, относящихся к дискуссиям. Выделенные вами три статьи В.И. Блануцы – единственные собственно научные, а не «очень оригинальные» статьи среди всех парадных публикаций 2015 г. Для человека, не занимающего какие-либо административные посты, не являющегося родственником «ответственных товарищей» и не публикующегося в соавторстве с «нужными людьми», три первых статьи без соавторства в главных журналах за один год – случай уникальный для отечественной географии. Скорее всего, эти статьи открывали журнальные номера по стечению ряда случайных обстоятельств. Одно из них заключалось в том, что В.И. Блануца в прошлом году защитил докторскую диссертацию, которая была слишком необычной, и на подходе к защите старался опубликовать всё самое интересное из диссертации. Второе обстоятельство было не менее определяющим – две его статьи стали первыми в журнале «Региональные исследования», который ещё не превратился в забюрократизированное периодическое издание как остальные рейтинговые журналы. Поэтому редколлегия этого журнала «по молодости» иногда открывает номера действительно интересными статьями. О неправильности произведенной вами выборки свидетельствует также то, что как раз самая необычная публикация В.И. Блануцы за 2015 г. не была обнаружена, так как она опубликована в журнале «Известия РГО» не первой в номере. Исходя из сказанного, предлагаю провести выявление самых оригинальных географических статей 2015 г. по-новому – среди всех публикаций.

Ответ: Мы прекрасно понимаем, что у каждого географа имеется своё мнение о самых оригинальных статьях. В наши задачи не входит анализ ни «последних», ни всех географических публикаций. Это выходит за рамки проекта «Рейтинг российских географов». Тем более, что мы не считаем себя компетентными в области географических исследований. Наша задача была гораздо скромнее: выявить среди первых статей 2015 г. те работы, которые соответствуют наукометрическим параметрам научного открытия. И не более того. А насколько значимо то или иное открытие, не нам судить. 

 

24.04.2016. Вопрос: Судя по тому, что в вопросе от 23 апреля в завуалированной форме присутствовали нападки на второго географа России (якобы статьи «не очень оригинальные», диссертация «слишком необычная» и все достижения представляют собой лишь «стечение ряда случайных обстоятельств»), в Рейтинге-2016 намечается смена лидера. Так ли это?

Ответ: Начисление баллов за статьи 2011 – 2015 гг. ещё не осуществлялось по причине отсутствия в РИНЦ импакт-факторов у всех рейтинговых журналов за 2015 г. (нет данных по «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5»). Мы гаданием не занимаемся. Подождем результатов до осени. 

 

27.04.2016. Вопрос: Почему журнал «Вестник МГУ. Сер. 5. География», в котором публикуются только сотрудники географического факультета Московского университета им. М.В. Ломоносова, оказался в числе общероссийских рейтинговых журналов? Если данный журнал публикует только своих, а остальные рейтинговые журналы – всех, в том числе и сотрудников МГУ, то искусственно создается публикационное неравенство: преподаватель N-ского университета может публиковаться максимум в четырёх рейтинговых журналах, а Московского университета – в пяти (!). Это несправедливо! Предлагаю «Вестн. МГУ» исключить из рейтинговых журналов.

Ответ: Действительно, такая проблема существует (хотя справедливости ради надо отметить, что иногда публикуют сотрудников и других университетов). Мы долгое время не отвечали на аналогичные вопросы. Когда же их стало много, решили ответить на тот из них, в котором было что-то особенное (в данном случае нас заинтересовал новый термин «публикационное неравенство»). По сути вопроса можем лишь констатировать, что на данный момент не представляется возможным лишить статуса рейтингового журнала одно из ведущих общегеографических изданий России. Впрочем, это может сделать сам журнал. В рейтинге российских географов учитываются оригинальные научные статьи в пяти общегеографических журналах с наибольшим импакт-фактором. Однако у «Вестн. МГУ» до сих пор в РИНЦ нет импакт-фактора за 2015 г. Подробностей мы не знаем, но, вероятно, это связано с чрезмерно длительным запаздыванием выхода в свет номеров журнала. Как известно, отсутствие импакт-фактора может приравниваться к нулевому импакт-фактору. Виновен в этом издатель журнала (МГУ). «По инерции» в Рейтинге-2016 будут учитываться оригинальные статьи из этого журнала. Если же в РИНЦ по данному журналу не будут размещаться данные об импакт-факторе одновременно с другими рейтинговыми журналами, то в Рейтинге-2017 «Вестн. МГУ» будет заменен на другое отечественное периодическое издание. На данный момент готовы заменить московский журнал два издания с наиболее высоким импакт-фактором среди нерейтинговых журналов – «Вестн. Воронеж. ун-та. Сер. Геогр., геоэкология» (в 2015 г. импакт-фактор составил 0.543) и «Географический вестник» (0.401). Правда, эти значения существенно ниже, чем, например, у журнала «Региональные исследования» (1.088). По этому вопросу решение будем принимать весной 2017 г.

 

28.04.2016. Вопрос: Зачем менять «Вестник Московского университета» на малоизвестные периферийные вузовские журналы, которые также публикуют в основном своих сотрудников? «Публикационное неравенство» можно превратить в «равенство» путем умножения баллов за статьи сотрудников Московского ун-та в «Вестн. МГУ. Сер. геогр.» на 0.8 (4 = 5 х 0.8, где 4 – количество рейтинговых журналов, в которых могут свободно публиковаться все географы России, 5 – число рейтинговых журналов, в которых могут публиковаться сотрудники МГУ).

Ответ: Данное предложение является интересным, но эту проблему будем решать весной 2017 г.  

 

19.05.2016. Вопрос: В вашей базе данных не учитываются статьи по истории науки и вместе с тем исключаются из базы некоторые оригинальные научные статьи, которые ранее учитывались, но по заключению экспертов не несут «новое знание» в связи с рассмотрением уже известных фактов по истории географических наук. Не кажется ли вам, что более правильно будет отправлять на экспертизу не только статьи из основных рубрик каждого рейтингового журнала, но также из рубрики «История науки»?  В некоторых публикациях по истории науки вполне может содержаться новое знание, что позволит учитывать эти статьи при определении рейтинга российских географов.

Ответ: Согласны. Учтем это замечание при подготовке Рейтинга-2016. Однако будем это делать только по заявлению авторов. Если автор статьи по истории науки считает, что в его работе содержится принципиально новое научное знание, то ему следует лишь прислать нам соответствующее письмо по электронной почте. Тогда текст такой статьи будет отправлен трем экспертам. При положительном заключении хотя бы двух экспертов, статья будет включена в базу данных RRG.   

 

24.05.2016. Вопрос: Будет ли работать сайт в летние месяцы? А то в одном из ответов прозвучало, что рейтинг не будет подсчитываться в период экспедиций и отпусков. Для преподавателей летний период – лучшее время для подготовки диссертаций, когда не приходится отвлекаться на обучение студентов. При этом часто обращаешься к различным справочным ресурсам. Ваш сайт – самый большой и удобный сетевой ресурс по отечественным географам. Поэтому летом никак без него.

Ответ: Со следующего месяца наш небольшой коллектив разъезжается по заграничным командировкам и отпускам. Однако это никак не скажется на круглосуточном функционировании сайта. Он размещен в отечественном дата-центре, а управление осуществляется через сервер, расположенный в одном из крупных периферийный городов России (там стоимость услуг необходимого качества значительно ниже, чем в столице). Один из нас все время будет исполнять обязанности дежурного по сайту, даже находясь за пределами Российской Федерации. При современном развитии средств коммуникации всё равно, откуда управлять сайтом – из Москвы или, например, из Парижа (все едем на ЧЕ по футболу!). Единственное отличие от остальных времён года будет в том, что просматривать получаемую почту будем не ежедневно, а раз в неделю. Поэтому заранее приносим свои извинения за такую сезонную медлительность. 

 

10.08.2016. Вопрос: Почему полное библиографическое описание статей приводится только для первой полусотни географов? Гораздо правильнее делать это для всех географов, включенных в рейтинг.

Ответ: Для каждого географа и так указывается местоположение его статей в виде сокращённого названия журнала, года и номера. Этого достаточно для поиска. Полное описание приводится только для географов из топ-50. Будем считать, что это такая маленькая привилегия. Она сохранится и в Рейтинге-2016.    

 

11.08.2016. Вопрос: По какому принципу отбирались англоязычные версии статей из русских рейтинговых журналов?

Ответ: Из пяти учитываемых журналов два имеют англоязычные версии. Журнал «Вестн. МГУ. Сер. 5» переводится полностью; поэтому нет необходимости повторно приводить название статей (хоть и на английском языке). Журнал «География и природные ресурсы» – лишь частично; это вызвало необходимость приводить названия переведенных статей. Все остальные статьи из рейтинговых журналов для первых двадцати пяти географов могут быть переведены в разных иностранных периодических изданиях. Отследить такие переводы не представляется возможным. Поэтому приводим их только в том случае, если автор по электронной почте сообщит нам описание такой статьи.

 

13.08.2016. Вопрос: Недавно ввели новое звание «эксперт РАН». При этом экспертами стали не только сотрудники институтов Российской академии наук, но и все исследователи, включая преподавателей вузов, достигшие значительных успехов в своей области. Предлагаю при краткой характеристике отечественных географов указывать наличие данного звания. Тогда будет ясно, кто из географов высказывает личное экспертное мнение, а кто уполномочен высказываться от имени РАН.

Ответ: Как бы громко не звучали подобные звания, мы воспринимаем их скептически. Не следует забывать, что многие стали экспертами «по должности» (академики, члены-корреспонденты, профессора РАН и научные менеджеры), а не за научные достижения. Более того, есть ряд географов-экспертов, которые не являются исследователями, так как их нет в публикационном рейтинге, что означает отсутствие у этих «экспертов» научных результатов, достойных публикации в рейтинговых журналах. Всё это не отрицает того факта, что среди сомнительных экспертов встречаются и настоящие учёные. Поэтому, если есть необходимость отметить экспертов РАН, сделаем это в Рейтинге-2016. Но лишь для первых пятидесяти географов, так как по правилам нашего сайта звания и должности указываются только для лиц, вошедших в топ-50. Единственная на сегодня сложность в этом деле – отсутствие в свободном доступе во Всемирной паутине полного списка экспертов РАН. Пока реестр указанных экспертов остается закрытым, будем фиксировать в рейтинге данный статус только для тех географов, которые сообщат нам по электронной почте свой экспертный идентификационный номер (для проверки статуса эксперта на официальном сайте РАН). 

 

14.08.2016. Вопрос: Решила по вашей методике посчитать баллы за рейтинговые статьи 2011 – 2015 гг. для себя и своих коллег. Сколько надо начислять баллов за одну статью, опубликованную в географической серии Вестника МГУ в 2015 г.? На сайте eLIBRARY.RU по этому журналу нет данных о двухлетнем импакт-факторе с учетом цитирования из всех источников на 2015 г.

Ответ: Действительно, по состоянию на 1 августа 2016 г. (дата начала подсчета баллов по Рейтингу-2016) в РИНЦ не было значения импакт-фактора 2015 г. по указанному журналу. По нашим правилам (см. раздел «Методика») в таком случае (как и в Рейтинге-2015) берется минимальное значение импакт-фактора этого журнала в 2011 – 2014 гг. Данное значение соответствовало 0.312 (2013 г.). Максимальное значение импакт-фактора в 2015 г. было у журнала «Изв. РАН. Сер. геогр.» (1.121). Отсюда получается, что за статью 2015 г. без соавторов в журнале «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. География» следует начислять 0.312 : 1.121 х 100 = 28 баллов. 

 

18.08.2016. Вопрос: Из предыдущих ответов следовало, что не будут учитываться статьи по истории науки, размещенные в рейтинговых журналах вне соответствующей рубрики. Можно ли привести полный список таких статей?

Ответ: По состоянию на 1 августа 2016 г. из базы данных RRG исключены (по заключению экспертов) следующие статьи, посвященные истории географических наук (приводятся в принятом нами сокращенном обозначении номеров журнала с добавлением станиц и авторов): ВМГУ.2011.5, весь номер (Алексеев А.И., Бакланов П.Я., Снытко В.А., Великоцкий М.А., Огородов С.А., Романенко Ф.А., Соломатин В.И., Пантюлин А.Н., Конищев В.Н., Сафьянов Г.А., Судакова Н.Г., Кислов А.В., Алексеевский Н.И., Чалов Р.С., Микляева И.М., Лурье И.К., Кравцова В.И., Книжников Ю.Ф.), ВМГУ.2015.2, с. 3-6 (Дьяконов К.Н., Снытко В.А.), ГИПР.2012.4, с. 5-12 (Плюснин В.М., Корытный Л.М.), ГИПР.2013.3, с. 5-8 (Семенов Ю.М., Снытко В.А.), ГИПР. 2015.2, с. 5-12 (Тишков А.А.), ИРАН.2011.6, с. 5-16 (Котляков В.М., Тишков А.А.), ИРАН.2013.4, с. 5-19 (Пузаченко Ю.Г.), ИРАН.2013.4, с. 20-29 (Александрова Т.Д.), ИРАН.2015.2, с. 7-15 (Тишков А.А.), ИРАН.2015.3, с. 8-18 (Лаппо Г.М., Агирречу А.А.), ИРГО.2012.1, с. 3-16 (Исаченко А.Г.), ИРГО.2012.2, с. 1-19 (Исаченко А.Г.), ИРГО.2012.3, с. 24-27 (Калихман Т.П.), ИРГО.2014.5, с. 62-67 (Смирнов В.Г.), ИРГО.2015.1, с. 3-20 (Исаченко А.Г.). Эти статьи не будут учитываться в Рейтинге-2016.  

 

24.08.2016. Вопрос: Все мои коллеги ждут новый рейтинг. Руководство даже поставило задачу включения нашего университета в рейтинг географических организаций, но для этого кому-то из нас надо попасть в топ-100. Насколько понял, расчеты Рейтинга-2016 ведутся с 1 августа и, наверное, уже известны результаты. В связи с этим прошу представить предварительный перечень первых ста географов России хотя бы в виде Ф.И.О. и баллов.

Ответ: Рейтинг-2016 будет размещен на нашем сайте в сентябре этого года. Сейчас идет выборочная проверка. Для особо нетерпеливых можем привести предварительный список только первых десяти географов Российской Федерации: 1) Блануца В.И. (724.50 балла), 2) Бакланов П.Я. (547.00), 3) Шупер В.А. (497.50), 4) Исаченко А.Г. (493.20), 5) Бабурин В.Л. (474.50), 6) Эм П.П. (447.00), 7) Савоскул М.С. (415.17), 8) Махрова А.Г. (405.25), 9) Коломыц Э.Г. (389.92), 10) Мкртчян Н.В. (377.00).

 

19.09.2016. Вопрос: Наконец-то рейтинг возглавил географ, не пользующийся какими-либо административными ресурсами. А то в предыдущем рейтинге на первом месте находился человек, выступающий сразу в трех лицах: как автор статьи, как сам себе рецензент и как сам себе редактор, принимающий решение поместить свою статью в «своем» журнале. Это не делает чести Известиям Русского географического общества, а всем нам приходится оправдываться перед представителями отечественных негеографических наук и зарубежными географами о таком положении в российской географии, когда лидер сам себя назначил лидером. Чтобы в будущих рейтингах избежать подобной ситуации, предлагаю ввести следующее правило: в первой десятке географов России могут находиться только те исследователи, которые в отчетном пятилетнем периоде публиковались не менее чем в половине рейтинговых журналов. При пяти учитываемых журналах получается не менее чем в трех изданиях. При таком ограничении в новом рейтинге в топ-10 остались бы только В.И. Блануца (публикации в 4 журналах из 5), П.Я. Бакланов (4), В.Л. Бабурин (3) и А.Г. Махрова (3).

Ответ: Периодически мы получаем письма с предложениями о том или ином изменении правил определения рейтинга российских географов. Некоторые из них (как и это) размещаем в данном разделе сайта только для того, чтобы показать существование различных точек зрения. Данное правило не может быть применено, так как оно нарушает основу рейтинга – любой географ в ранжированном ряде не может иметь больше баллов, чем впереди него находящийся исследователь. Если бы мы приняли предложенную поправку, то после четвертого места (А.Г. Махрова, 405.25 балла) расположился бы В.А. Шупер (497.50). Поэтому благодарим коллегу за желание усовершенствовать рейтинг, но такое изменение правил не будет сделано по указанной выше причине.   

 

10.10.2016. Вопрос: Если сравнивать представленные вами рейтинги 2015 и 2016 годов, то можно получить много интересных выводов. Например, показательным получился «рывок» журнала «Региональные исследования» с последнего (среди рейтинговых изданий) на первое место. Возможно, есть ещё какие-то интересные примеры, но они не видны без вычисления разницы в баллах. Можно привести количественные сравнения трех публикационных рейтингов отечественных географов?

Ответ: Каждый желающий может самостоятельно рассчитать величину изменения интересующего его параметра. Мы не можем представить всё многообразие таких параметров. Поэтому ограничимся только двадцатью параметрами, включенными в нижеследующую таблицу.  

Параметры Рейтинг-1992* Рейтинг-2015 Рейтинг-2016
Охватываемый период времени 1981 - 1990 2010 - 2014 2011 - 2015
Число учитываемых журналов 4 5** 5
Количество географов, включенных в рейтинг 101 1774 500
Количество учтённых географов Нет данных 1774 1819
Максимальное количество баллов у одного географа 1652 595.55 724.50
Разница в баллах между первым и вторым географами 235 28.55 177.50
Разница в баллах между первым и десятым географами 852 200.55 347.50
Разница в баллах между первым и сотым географами 1284 433.05 558.50
"Проходной балл" для попадания в топ-10 800 395.00 377.00
"Проходной балл" для попадания в топ-100 368 162.50 166.00
Сумма баллов первых десяти географов 10585 4785.63 4771.04
Число географов в топ-100, входивших в топ-100 предыдущего рейтинга 11 69
Число географов в топ-100, входивших в топ-100 двух предыдущих рейтингов - - 8
Ф.И.О. первых трех географов Тикунов В.С., Исаченко А.Г., Блануца В.И. Исаченко А.Г., Блануца В.И., Бакланов П.Я. Блануца В.И., Бакланов П.Я., Шупер В.А.
Количество городов, попавших в рейтинг 5 15 14
Разница в баллах между первым и вторым городом 10936 11014.32 13624.82
Названия первых трех городов Москва, Иркутск, Ленинград Москва, Иркутск, Санкт-Петербург Москва, Иркутск, Смоленск
Количество организаций, попавших в рейтинг 5 27 27
Разница в баллах между первой и второй организациями 5572 2058.43 2714.14
Названия первых трех организаций МГУ, ИГ СО РАН, ИГ РАН МГУ, ИГ РАН, ИГ СО РАН МГУ, ИГ РАН, ИГ СО РАН

* Для возможности примерного сопоставления Рейтинга-1992 с рейтингами 2015 и 2016 гг. количество баллов первого рейтинга необходимо разделить на 1.6 (для приведения 10 лет к пяти годам и четырёх журналов - к пяти периодическим изданиям). 

** К четырём ведущим отечественным географическим журналам, оригинальные статьи из которых учитывались в Рейтинге-1992, в последующих рейтингах добавился журнал "Региональные исследования" (издается Смоленским гуманитарным университетом). 

 

13.10.2016. Вопрос: По параметру «количество учтённых географов» в Рейтинге-2016 на 45 человек больше, чем в Рейтинге-2015. Но какие-то географы, скорее всего, не попали в новый рейтинг. А каково точное количество впервые попавших в рейтинг и покинувших его?

Ответ: В Рейтинге-2015 было 224 географа, у которых последние статьи относились к 2010 г. Соответственно, в новый рейтинг, учитывающий публикации 2011 – 2015 гг., эти географы не вошли. С другой стороны, в рейтинг впервые были включены 263 географа, опубликовавших статьи в 2015 г. Ещё 6 географов имели статьи только в 2010 и 2015 гг.

 

04.11.2016. Вопрос: Будет ли введена единая календарная дата обнародования результатов каждого нового рейтинга? Хотелось бы регулярности. Например, 1 июня каждого года – новый рейтинг.

Ответ: Подумаем над этим предложением. Пока не видим особой необходимости в регулярности. Напоминаем, что завершился прием дополнений и уточнений, и с 3 ноября Рейтинг-2016 вступил в силу.

 

05.12.2016. Вопрос: В СМИ в последние дни прошло много информации об итогах выборов в Российскую академию наук, связанных с кумовством и избранием чиновников. Как вы к этому относитесь? Ведь данная опухоль коснулась и географии: членом-корреспондентом РАН избран брат одного уважаемого академика, а академиком – никому не известный, не входящий даже в число первых 1800 российских географов член Совета Федерации от Бурятии. Как же этот бюрократ-академик будет смотреть в глаза настоящим географам?

Ответ: За последнюю неделю мы получили более пяти подобных писем и вынуждены отвечать как на часто задаваемый вопрос. Мы всегда скептически относились к современному академическому сообществу России, в которое в большинстве случаев попадают не за научные заслуги, а за должность или родство. Достаточно лишь одного факта, прозвучавшего в воскресном телеэфире: ученый с индексом Хирша, равным 85, проиграл борьбу за звание члена-корреспондента человеку с нулевым индексом (!!!). К сожалению, люди, идущие в членкоры, не придерживаются элементарной научной этики: если нет как минимум двух персональных собственно научных монографий, хотя бы двадцати оригинальных статей без соавторства в рейтинговых журналах и индекса Хирша не менее 10, то не следует даже задумываться о звании члена-корреспондента РАН.

 

12.12.2016. Вопрос: В следующем году заканчиваю обучение в университете и хочу поступить в аспирантуру по экономической географии. К кому из ведущих российских географов посоветуете поступить в аспирантуру?

Ответ: Мы не располагаем сведениями о планах приема в аспирантуру в 2017 г. Поэтому можем только посоветовать написать соответствующее письмо к ведущим (входящим в топ-25) докторам наук по специальности «экономическая, социальная, политическая и рекреационная география». Таковыми являются (перечислены в порядке уменьшения рейтинга): В.И. Блануца (ИГ СО РАН, Иркутск), П.Я. Бакланов (ТИГ ДВО РАН, Владивосток), В.А. Шупер (ИГ РАН, Москва), В.Л. Бабурин (МГУ, Москва), А.Н. Пилясов (МГУ, Москва), Т.Г. Нефёдова (ИГ РАН, Москва), А.Г. Дружинин (ЮФУ, Ростов-на-Дону) и А.И. Трейвиш (ИГ РАН, Москва). Их адреса электронной почты можно найти на нашем сайте в разделе «Рейтинг». Вполне возможно, что в 2017 г. не во всех географических организациях будет проводиться набор в очную аспирантуру по указанной специальности или некоторые специалисты уже набрали кандидатов в аспирантуру. Это надо уточнять у перечисленных докторов наук.    

 

14.12.2016. Вопрос: Наше руководство очень желает включения … [название организации удалено администратором сайта] в рейтинг географических организаций. Что делать, если коллеги пока не попали в топ-100?

Ответ: Возможны всего два пути: повышение публикационной активности сотрудников организации в рейтинговых журналах и приём на работу в организацию человека из первой сотни российских географов. При этом, чем больше баллов будет у нового сотрудника, тем более высокое место займет организация. Здесь арифметика следующая: последнее – 28-е – место в рейтинге организаций можно будет занять при приёме на работу географа, занимающего в Рейтинге-2016 место с 95 по 100, двадцатое место – № 62 и выше, десятое место – № 17 и выше, шестое место – № 11 и выше (на пятое место не получится подняться только за счёт баллов одного сотрудника).   

 

30.12.2016. Вопрос: Прошу ответить на главный русско-географический вопрос: чьи исследования являются наиболее значимыми – физико- или экономико-географов, вузовских или академических сотрудников? За рубежом нет такой дилеммы. Там подавляющее большинство составляют экономико-географы, работающие в университетах. У нас же большинство за физико-географами и работающими в вузах. С количеством понятно. А как со значимостью выполняемых работ?

Ответ: В преддверии новогодних праздников поздравляем всех отечественных географов с тем, что пережили високосный год и, несмотря на все усилия государственных структур, продолжаете проводить  географические исследования. Желаем всем счастья, здоровья и творческих успехов в 2017 году! Что касается оценки значения множества исследований, то сделать это очень сложно. Поэтому будем исходить только из публикационной активности ведущих географов в рейтинговых журналах. Если рассматривать первых трех, 10, 25 и 50 отечественных географов, то получаются следующие соотношения между экономико- и физико-географами: 3:0, 8:2, 18:7 и 34:13 (трое являются картографами). При сравнении сотрудников РАН с вузовскими работниками получаем следующие соотношения: 3:0, 5:5, 13:12 и 24:26. Здесь более понятно при подсчёте суммы баллов для топ-50: 7846,41 против 7846,57. Из приведенных данных видно, что в России большей публикационной активностью в топ-50 характеризуются экономико-географы, а  академические и вузовские сотрудники имеют примерно равные результаты.

 

22.03.2017. Вопрос: С удивлением обнаружила, что в 2016 году вышли 5-й и 6-й номера журнала «География и природные ресурсы», тогда как всё время до этого издавалось по 4 номера в год. Ещё большее удивление вызвали статьи, опубликованных в этих номерах, особенно в шестом номере. Например, «Перспективы развития чайной отрасли в Иркутской области» и «Задание графа зависимостей для композиций сервисов с помощью JavaScript сценариев». Понимаю, что география – наука разноплановая, но не до такой же степени! А если иркутские коллеги решат издавать, к примеру, 12 номеров в год со статьями по химии, физике, математике и т.д., то все эти работы будут учитываться при определении рейтинга географов? Может быть следует поставить вопрос об исключении журнала «География и природные ресурсы» из числа рейтинговых ГЕОГРАФИЧЕСКИХ журналов?

Ответ: Мы получили более пяти писем от географов из Центрального, Южного, Поволжского и Уральского федеральных округов, в которых высказывалась озабоченность необоснованно резким увеличением количества иркутский статей за счет «специальных выпусков» журнала «География и природные ресурсы». Редакция каждого журнала вправе осуществлять выпуски, посвященные той или иной теме, но в рамках объявленного количества номеров в год. Вся остальная продукция редакций может быть классифицирована как коммерческая деятельность. Чтобы разобраться в этом вопросе, отсканированные тексты двух обсуждаемых номеров отправили трем экспертам.  Один из них взял самоотвод по этическим соображениям, объяснив это невозможностью оценки действий коллег по институту, а два других эксперта высказались резко отрицательно относительно оригинальности и географической сущности статей в данных выпусках. Поэтому при определении Рейтинга-2017 статьи из номеров 5 и 6 журнала «География и природные ресурсы» не будут учитываться. Относительно исключения из числа рейтинговых журналов, что периодически звучит в адрес всех изданий, можем лишь в очередной раз повторить: включение/исключение из пятерки рейтинговых журналов будет проводиться только по величине импакт-фактора журнала в РИНЦ. Вполне допустимо, что журнал «География и природные ресурсы» «естественным путем» покинет первую пятерку. Особенно, если для него продолжится негативная тенденция относительного (по сравнению с другими журналами) снижения импакт-фактора: в 2010 г. он был первым среди пяти журналов, в 2011 г. – вторым, в 2012 г. – пятым, в 2013 г. – третьим и в 2015 г. – пятым.

 

02.04.2017. Вопрос: В вашем ответе от 22.03.2017 присутствовало словосочетание «коммерческая деятельность», которое относилось к рейтинговым журналам. Значит ли это, что в случае взимания каким-то журналом денег за публикацию научной статьи, такой журнал будет исключен из числа рейтинговых изданий?

Ответ: Пока нам не сообщали о подобных случаях. В дальнейшем (если это произойдет) будем исходить из сложившейся мировой практики: научные журналы, начавшие брать деньги за публикацию статей (даже если это называется «оргвзносом», «расходами на редактирование» и т.д.), исключаются из солидных баз данных (как это делается, например, в «Web of Science» и «Scopus»). Поэтому при обнаружении коммерческой деятельности поступим аналогичным образом – исключим такой журнал из нашей базы данных RRG, заменив его на 6-й (по импакт-фактору) отечественный географический журнал, которым на данный момент является «Географический вестник» (издается в Перми).

 

16.05.2017. Вопрос: Прошли майские праздники, и теперь всех интересует только один вопрос: когда будет представлен Рейтинг-2017?

Ответ: Осенью этого года.   

 

27.08.2017. Вопрос: При сравнении двух рейтингов весьма важна информация о географах, которые были в предыдущем, но не вошли в новый рейтинг по причине отсутствия публикаций в рейтинговых журналах в новый пятилетний период. У вас эти географы удаляются из нового рейтинга. Наверное, еще не завершилась работа над Рейтингом-2017 и есть возможность не удалять таких географов из списка. Можно ли это сделать? Мне представляется, что технических проблем с этим не должно быть.  

Ответ: Если в этом есть необходимость, сделаем, но только для тех географов, которые в предыдущих рейтингах входили в топ-500. Что касается степени готовности Рейтинга-2017, то все расчеты завершены. Однако в начале сентября новый рейтинг не будет обнародован, так как возникла проблема с журналом «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. География». На сегодня всё ещё нет двух последних выпусков данного журнала за 2016 год. Поэтому перед нами встала дилемма: либо ждать представления хотя бы электронной версии пятого и шестого выпусков журнала, либо обнародовать новый рейтинг без учета упомянутых выпусков. Пока принято компромиссное решение (хотя дилемма не предполагает такого исхода) подождать до последней декады сентября. Если и тогда не появятся оба выпуска, то будем вынуждены обнародовать результаты подсчета баллов без учета недостающих журналов.

 

13.09.2017. Вопрос: Где-то примерно лет десять уже никто не читает географический вестник Московского университета по причине отсутствия там сколь-нибудь заслуживающих внимания статей. Даже сами сотрудники МГУ! Мои коллеги из МГУ рассказывают, что всё оригинальное они стараются опубликовать в зарубежных журналах, а в своем журнале печатаются только в крайней необходимости (в связи с защитой диссертации, аттестацией и т.д.). А как накручивается импакт-фактор этого журнала за счет «обязательного цитирования определенных работ» мы все прекрасно знаем. А вы включили этот никому не нужный журнал в число рейтинговых изданий. И теперь мучаетесь. Давно пора не учитывать в географическом рейтинге статьи из «Вестника МГУ». Почему Рейтинг-2017 должен задерживаться из-за этого журнала?      

Ответ: Мы получаем много писем с требованием исключить тот или иной журнал из базы данных RRG. В качестве примера приводим это письмо. Поскольку заранее (в конце прошлого – начале этого года) не исключили данный журнал из числа рейтинговых изданий, то сейчас (в последний момент) делать это не будем. Если до 15 сентября на официальном сайте географического факультета МГУ не появятся пятый и шестой выпуски 2016 г., то начнем выборочную проверку результатов Рейтинга-2017 и его последующее обнародование без этих номеров (они будут учтены в следующем рейтинге). До конца года примем решение по лишению или сохранению статуса рейтингового журнала для другого географического издания. Ждем, когда придет пятое письмо с приложением копии официальных платежных документов о взыскании денег за публикацию статьи. Тогда обсудим с нашими экспертами эту ситуацию и примем решение. 

 

14.09.2017. Вопрос: Все с нетерпением ждут новый рейтинг, а он задерживается из-за неторопливости мгушного издания. Можно представить хотя бы первую десятку российских географов 2017 года?

Ответ: Можно. Однако это только предварительные данные, которые ещё надо проверить. Подсчёт баллов по Рейтингу-2017 дал следующий результат: 1) Блануца В.И. (777,00 баллов), 2) Бакланов П.Я. (649,50), 3) Савоскул М.С. (523,34), 4) Хорошев А.В. (484,00),  5) Махрова А.Г. (459,25), 6) Горохов С.А. (459,00), 7) Коломыц Э.Г. (447,08), 8) Исаченко А.Г. (435,00), 9) Эм П.П. (422,50), 10) Кузнецова О.В. (416,00).  

 

15.09.2017. Вопрос: Зачем в рейтинге перечислять 500 географов, когда значение имеет только попадание в топ-100. Какая разница между 101-м и 501-м местами? Никакой, так как все они за пределами первой сотни. Предлагаю в новом рейтинге, как и в большинстве других профессиональных рейтингов, перечислять только первых сто географов России.

Ответ: Хорошо, в Рейтинге-2017 приведем сведения только о географах, занявших места с первого по сотое. Все же географы (как и раньше) будут представлены в блоках по первой букве фамилии, на которые можно зайти с главной страницы нашего сайта. 

 

16.09.2017. Вопрос: Вопрос об учете монографий уже подымался ранее. Если невозможно количественно измерить значимость этого вида публикаций, то можно ли в порядке справочных сведений по каждому географу перечислить его последние монографии?

Ответ: Это можно сделать в качестве дополнительных сведений, но только для первых 25 географов России. Будем считать такие сведения в качестве бонуса за попадание в топ-25. Поэтому после размещения на нашем сайте Рейтинга-2017 обращаемся с просьбой с первым двадцати пяти российским географам выслать нам сведения о персональных (без соавторов) монографиях, изданных с 2015 г. (начала проведения рейтинга российских географов). Ждем эти сведения до 1 декабря 2017 г. Будем их размещать на сайте по мере поступления. Параллельно просмотрим базу данных РИНЦ по монографиям. В характеристике первых 25 географов после списка учтенных статей будет приведено следующее: «ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ. Научные монографии без соавторов, выпущенные центральными издательствами с 2015 года» (далее будет следовать полное библиографическое описание монографий; если помимо печатного издания существует электронная версия монографии, то просим ее указать). Коллективные монографии, которые во многих случаях представляют собой сборники статей, не будут учитываться, так как не ясен вклад каждого из соавторов. Другие ограничения: научность (не принимаются научно-популярные работы), оригинальность (не учитываются переиздания), год издания (как сказано выше, начиная с 2015 г.), тираж (не менее 300 экз.), центральность издательства (только издательские дома Москвы и Санкт-Петербурга; не учитываются периферийные издательства и центральные ведомственные издания университетов, академических институтов, министерств и прочих организаций, для которых издательская деятельность не является основной).

 

18.09.2017. Вопрос: Раз в качестве дополнительных сведений собираетесь приводить перечень географических монографий, то почему бы не привести индексы Хирша? Было бы интересно сравнить баллы по публикационному рейтингу с количеством монографий и индексом Хирша.

Ответ: Мы очень скептически относимся к российской системе цитирования и ее производным (в том числе индексу Хирша). Об этом было сказано в нашем ответе от 24.02.2016. Однако если такие сведения представляют какой-то интерес, можем привести упомянутые индексы для первых 25 географов России. В Рейтинге-2017 будет сделано следующее уточнение: «ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ. Индекс Хирша для работ без соавторства с 2010 г. (с учетом всех цитирований на 1 января 2018 г. по данным РИНЦ)». Соответственно, приведем эти сведения в начале января следующего года, и они не коснутся цитирования коллективных работ географа из топ-25 в силу невозможности определения того, на кого именно из соавторов ссылаются в каждой публикации. Поэтому придется в «ручном режиме» пересчитать данные РИНЦ, устранив коллективные труды. Наверное, получатся интересные сведения о географах, отличающиеся от распространенной статистики. 

 

23.09.2017. Вопрос: Обещали не учитывать в новом рейтинге последние два прошлогодних номера журнала «Вестник Московского университета. Серия 5. География» в том случае, если до 15 сентября 2017 г. эти номера не появятся на их сайте. Посмотрела. Не было на объявленную дату. Вчера опять зашла на их сайт. Наверное, так сильно испугались, что сразу разместили шесть выпусков по 4-й номер 2017 г. включительно, но без англоязычной версии. Кстати, в нашей библиотеке последним выпуском этого журнала является 2-й номер за 2016 г. Сдержите свое обещание? До каких пор этот узковедомственный журнал будет считаться рейтинговым? Все мои знакомые географы выступают за его исключение из рейтинга. Отдельным файлом прилагаю петицию по исключению этого журнала из подсчета баллов рейтинга российских географов, подписанную учеными из 23 городов Российской Федерации.

Ответ: В установленный нами срок пятый и шестой номера журнала «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. География» не были обнародованы. Поэтому Рейтинг-2017, который будет завтра размещен на нашем сайте, составлен без учета статей из этих номеров. Названные номера будут учтены в Рейтинге-2018. Относительно лишения статуса рейтингового журнала можем сообщить следующее: никакие «петиции» не принимаем, но в связи с наличием более пятидесяти писем за его исключение, вынуждены рассмотреть этот вопрос с нашими экспертами в декабре 2017 года. Будут проанализированы все имеющиеся претензии к журналу, из которых главная – издание не является общероссийским. По итогам экспертной оценки будет принято одно из трех решений: сохранить статус, сохранить на испытательный срок в один год, лишить статуса рейтингового журнала.  

 

24.09.2017. Вопрос: В физике принято считать, что индекс Хирша для «нормальных» учёных должен равняться количеству лет профессиональной научной деятельности. При условии, что в эти годы производился автоматический учет всех цитирований. В России РИНЦ начал функционировать с 2006 г. Поэтому по «физическим» меркам каждый ученый, начавший работать до 2006 г., должен иметь индекс Хирша не менее 12 (2006 – 2017 гг.). Однако география – это не физика или химия. У нас цитирований гораздо меньше просто в силу того, что российских географов относительно мало. Вы же предлагаете считать с 2010 г. Понятно, что это как бы некоторая «оперативность». Но в таком случае по «физическим» меркам индекс Хирша должен составлять 8 (2010 – 2017 гг.). А для ведущих географов России он может быть вообще где-то около двух единиц. Является ли информативным такой показатель?

Ответ: Мы еще не проводили подсчет индекса Хирша для персональных работ первых 25 географов России. Это будет сделано в начале января 2018 г. Чтобы развеять сомнения в «информативности», сделали подсчет индекса Хирша только для топ-10 по данным РИНЦ на 24 сентября 2017 г. Получились следующие значения индекса Хирша:

1)    Блануца В.И. = 8 (индексы цитирования публикаций, учтенных в индексе Хирша: 23; 19; 13; 12; 12; 11; 10; 9);

2)    Бакланов П.Я. = 8 (29; 26; 20; 19; 10; 9; 9; 9);

3)    Савоскул М.С. = 4 (9; 6; 4; 4);

4)    Хорошев А.В. = 4 (7; 6; 5; 5);

5)    Махрова А.Г. = 4 (16; 11; 10; 4);

6)    Горохов С.А. = 3 (10; 6; 4);

7)    Коломыц Э.Г. = 2 (5; 2);

8)    Исаченко А.Г. = 4 (16; 10; 5; 4);

9)    Эм П.П. = 4 (7; 5; 5; 4);

10)           Кузнецова О.В. = 7 (80; 52; 20; 13; 11; 10; 7).

Из этого ряда несколько «выбивается» десятый географ, но на самом деле она является экономистом, у которых индексы цитирования в среднем существенно выше, чем у географов.   

 

28.10.2017. Вопрос: Старшие товарищи по кафедре постоянно говорят: «главное – монографии, а не всякие там статейки». И что мы видим: из 25 ведущих географов страны только у 4-х (!!!) могут быть новые персональные монографии. И это ещё под вопросом, если придерживаться вашей формулировки «идет проверка на соответствие предъявляемым требованиям». Надо понимать, что, скорее всего, не все пять книг признают «оригинальными научными монографиями». Значит, даже первые географы России не соответствуют академическому правилу «каждые пять лет – одна монография». При учёте монографий с 2015 года получается, что каждый ученый должен иметь минимум 0.6 монографии (3 года из 5; 2015–2017 гг. из 2013–2017 гг.). У 21 ведущего географа страны (а может и у большего количества) нет этих 0.6. Как вообще можно занимать место в топ-10 и не иметь хотя бы одной новой монографии? Скорее всего, только лидер Рейтинга-2017 будет соответствовать правилу «5→1». Вот такие в России ведущие географы. А еще звучат призывы разработать рейтинг российских географов, учитывающий недавно изданные монографии. И сколько тогда будет человек в первой сотне рейтинга – три, четыре или пять? При этом все мы прекрасно понимаем, что в наше время никто не хочет тратить силы на подготовку персональной монографии. В лучшем случае можно оформить собственную диссертацию в виде монографии и издать в каком-нибудь «своем» издательстве. Другое дело – учебники. За это платят. Поэтому сейчас развелось множество никому не нужных «учебных пособий», являющихся узаконенной формой плагиата (типа обобщения «мирового опыта»). Или же, как говорит наш «зав»: «в этом году надо собраться и издать сборник, который для солидности назовем коллективной монографией». Вот и плодятся по российским «градам и весям» сомнительные «учебники» и «коллективные монографии». А по «гамбургскому счёту» выясняется, что собственно оригинальных научных монографий без соавторов ни у кого и нет.

Ответ: Интересное письмо. Впервые слышим о правиле «5→1». Действительно, с монографиями есть проблемы. Напомним только, что прием описания монографий еще не завершен (действует до 1 декабря 2017 г.). На данный момент не соответствуют предъявляемым требованиям две книги – А.В. Хорошева (из-за тиража в 220 экз. вместо минимум 300) и В.Л. Бабурина (из-за «учебного пособия»), но мы консультируемся с экспертами по этому вопросу. Отметим также, что раздел «Дополнительные сведения» является открытым, т.е. мы и далее будем принимать библиографическое описание новых географических монографий 2018, 2019 и последующих годов. Поэтому, будем надеяться, со временем в верхушке рейтинга будет больше монографий.

 

03.11.2017. Вопрос: Высылаю копию платежного документа и «Договор о публикации научной статьи в журнале «География и природные ресурсы»» (подписан директором ООО «Академическое издательство «Гео»»; в одном из пунктов полужирным шрифтом  пропечатано, что деньги взимаются с автора статьи из расчета 4600 руб. за 40 000 печ. знаков). Это не какие-то «скрытые» поборы, а официальные документы. Как видите, данный журнал перешел на коммерческую основу. Вы по-прежнему будете считать его «рейтинговым»? 

Ответ: Мы специально ждали, когда придет пятое письмо с приложением официальных документов на оплату публикации статьи. Получив его, сегодня утром в режиме видеоконференции провели совещание по вопросу исключения журнала «География и природные ресурсы» из базы данных RRG и, соответственно, лишения его статуса «рейтингового журнала» в связи с переходом на публикацию статей за счет авторов. В совещании приняли участие девять человек (три сотрудника сайта и шесть экспертов). Результаты голосования: за сохранение статуса – 1, за предоставление журналу одного года на исправление ситуации – 1, за лишение статуса – 7. Таким образом, большинством голосов журнал «География и природные ресурсы» лишен статуса рейтингового журнала. Это означает, что все статьи, опубликованные в названном журнале с первого номера 2017 г. и далее, не будут учитываться при определении рейтинга российских географов. Что касается публикаций за предыдущие годы (2010 – 2016 гг.), то они остаются в базе данных RRG. Выбор нового рейтингового журнала будет осуществлен в начале 2018 года.  

 

09.11.2017. Вопрос: По каким критериям будет выбираться новый рейтинговый журнал взамен «География и природные ресурсы»?

Ответ: После лишения «Географии и природных ресурсов» статуса рейтингового журнала мы получили три письма (от С.С. Лачининского, В.И. Блануца и Л.М. Корытного), в которых с разной аргументацией обосновывались солидность и значимость журнала. Но никто именно в этом не сомневается. Проблема лежит в иной плоскости – с авторов берут деньги за публикацию статей. Возможно, лидер последних двух рейтингов и прав относительно «тяжелого времени». Однако мы считаем, что журнал, взимающий плату с бедных авторов, не имеет морального права называться рейтинговым. Когда данная проблема будет устранена (по информации из независимых источников), мы рассмотрим возможность восстановления прежнего статуса для журнала «География и природные ресурсы». Что касается нового рейтингового журнала, то он будет выбран в начале 2018 г. по публикациям в журналах-претендентах за 2017 год. Первоначальный отбор будет проведен с учетом трех «нет»: рейтинговый журнал не может быть узкоспециализированным (как, например, очень интересное периодическое издание «Лёд и снег»), узкорегиональным (как, к примеру, «Балтийский регион», имеющий относительно высокий импакт-фактор) и узковедомственным (как большинство изданий периферийных университетов). Последний параметр будет оцениваться по относительному количеству (в % за 2017 г.) статей авторов из сторонних организаций («сторонних» по отношению к организации-издателю журнала; совместные публикации сторонних и собственных авторов будут отнесены к статьям сотрудников организации-издателя журнала). Далее (на второй стадии отбора) будут учитываться величина импакт-фактора журнала (по данным РИНЦ за 2016 г.), динамика изменения импакт-фактора (значение за 2016 г. по отношению к значению за 2012 г.) и сумма баллов за статьи 2017 г., опубликованные в журнале-претенденте авторами из топ-100 Рейтинга-2017 (при наличии соавторов не из топ-100, баллы автора из топ-100 будут делиться на число соавторов). Журнал, набравший по всем учитываемым параметрам наибольшие значения, станет рейтинговым. Этот статус будет присвоен журналу, начиная с первого номера 2017 года.    

 

26.11.2017. Вопрос: Следуя вашей методе, изложенной в ответе от 9 ноября, рассчитал индекс «узковедомственности» для географического вестника Московского университета. Взял первые три номера за 2016 год. В них было 34 оригинальных статьи, из которых только 3 полностью написаны сотрудниками «сторонних организаций». Разделив вторую величину на первую, получаем значение искомого индекса, не превышающее 0,1. Иначе говоря, более 90% статей в журнале «Вестн. МГУ. Серия 5» написано либо исключительно сотрудниками МГУ, либо в соавторстве с ними. Поэтому ваша реплика о том, что узковедомственными является «большинство изданий периферийных университетов», не совсем точна. Этим как раз страдает наиболее центральный вуз (если, конечно, таковым считать МГУ). Как же тогда с вестником МГУ соотносится понятие «общероссийский географический журнал»? Или же вся необъятная Россия – это на 90% даже не Москва, а именно МГУ?   

Ответ: Вопрос о статусе журнала «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр.» будет рассмотрен в середине декабря этого года.

 

01.12.2017. Вопрос: Если определение индекса Хирша только по работам без соавторства имеет какое-то логическое основание, то использование индексов цитирования всех персональных публикаций автора (включая тезисы, учебники и т.д.) противоречит другим сведениям на сайте. Более правильно рассчитывать «Хирш» только по персональным монографиям и статьям в рейтинговых журналах (тогда можно будет провести сравнение с имеющимися на сайте сведениями), а еще указывать названия публикаций, определивших величину индекса Хирша, с их индексами цитирования. В таком случае будет понятно, какие именно персональные публикации автора и в какой мере (по индексу цитирования) востребованы научным сообществом.  

Ответ: Спасибо за совет. Так и сделаем в начале следующего года. Соответствующий раздел «Дополнительных сведений» переименуем в «Индекс Хирша для персональных монографий и статей в рейтинговых журналах с 2010 года (с учётом всех цитирований на 1 января 2018 г. по данным РИНЦ)». После указания величины индекса Хирша в скобках будут приведены не только индексы цитирования работ, которые определили индекс Хирша, но и дано их название (точнее, несколько первых слов названия, достаточных для идентификации).  

 

17.12.2017. Вопрос: Как там с перспективами рейтингового статуса географического вестника Московского университета?

Ответ: Оценка редакционной политики журнала «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр.» была проведена по публикациям 2016 года. В шести выпусках оцениваемого журнала опубликовано 67 оригинальных статей. Из них 6 написаны авторами «сторонних» организаций без соавторства с сотрудниками МГУ. Получается менее 10%. Такое значение указывает на узковедомственный характер журнала, что сравнимо с лозунгом «публикуем только своих». В результате сотрудники МГУ получают конкурентное преимущество перед всеми остальными географами России при определении рейтинга (учитываются статьи в 5 журналах, тогда как у всех остальных – статьи только в 4-х журналах). Несмотря на столь очевидные факты, сегодня было проведено совещание по вопросу целесообразности пребывания рассматриваемого издания в числе рейтинговых географических журналов России. В совещании приняли участие девять человек (три сотрудника сайта и шесть экспертов). Результаты голосования: за сохранение статуса – 0, за предоставление журналу одного года на исправление ситуации – 5, за лишение статуса – 4. Таким образом, большинством голосов журналу «Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр.» сохранен рейтинговый статус на один год. Это означает, что статьи 2017 г. будут учтены в Рейтинге-2018. Дальнейшая судьба журнала будет зависеть от сохранения или изменения существующей редакционной политики. В начале 2019 г. по публикациям за 2018 г. будет рассчитана доля статей «сторонних» авторов. Если она будет ниже 25%, то издание автоматически (без голосования) лишается статуса рейтингового журнала с № 1 за 2018 г. В случае превышения 33,3% – автоматически сохраняется рейтинговый статус. При промежуточном значении (от трети до четверти статей «сторонних» авторов) будет проведено голосование сотрудников сайта и экспертов.

 

04.01.2018. Вопрос: А я рад видеть Ксюшу на 15-м месте, да и у покойного Л.В. Смирнягина 95-е место не столь уж плохое. Конечно, всем им пока далеко до Блануцы, но у молодых жизнь впереди и кто знает, как далеко и куда они продвинутся. О том, что будет называться "наукой" и "образованием" в России, можно уже не гадать – всё ясно. Из "Словаря Бориса Родомана" (опубликован на "Проза.ру"): НАУКА (вид деятельности) – набор очков по индексам цитирования и другим показателям для отчётов с целью не быть уволенным с занимаемой должности.

Ответ: Обычно в данном разделе мы не размещаем подобные реплики, но сделали исключение для корифея отечественной географии. Присоединяемся к мнению Бориса Борисовича. Действительно, настоящих учёных не так уж и много в Отечестве, а все остальные вынуждены выживать и подстраиваться под требования Минобрнауки. Что касается индексов цитирования и их производных (в том числе индекса Хирша), то к подобной наукометрии мы относимся весьма скептически (см. выше ответ на вопрос от 24.02.2016). Однако по многочисленным просьбам вчера разместили на сайте индексы Хирша, но сделали это только для топ-25 и при очень жестких условиях (отбросили все тезисы, учебники, препринты, диссертации и т.п., а также все коллективно-непонятные публикации, да и всё до 2010 г.). В итоге получились весьма скромные значения индекса Хирша, которые как-то отражают популярность последних работ того или иного географа. По крайней мере, они существенно отличаются от размещенных в РИНЦ коллективно-раздутых индексов Хирша. Главное для науки как института – генерация нового знания. Но это сложно измерить с помощью индексов. Особенно для недавно сделанных открытий. Поэтому остается лишь надеяться, что чем больше будет в отечественной географии открытий, сопоставимых, например, с обнаружением третьего вида пространственной диффузии инноваций (см. ответ на вопрос от 22.04.2016), тем выше со временем станет социальный статус географии.  

 

10.02.2018. Вопрос: Интересные географические статьи встречаются не только в рейтинговых журналах. Может быть в «Дополнительных сведениях» имеет смысл перечислить наиболее интересные статьи автора, опубликованные в нерейтинговых журналах? В таком случае сложилось бы более полное представление о сфере научных изысканий каждого географа. Правда, не знаю как это лучше сделать. Возможно, стоит привлечь экспертов.   

Ответ: Если в таких сведениях есть необходимость, то сделаем. Однако следует учитывать, что подобные мероприятия являются очень трудоемкими и выходят за рамки тематики нашего сайта. Мы не можем чрезмерно перегружать наших экспертов, оказывающих помощь на общественных началах. Поэтому ограничимся только первыми десятью географами, а на экспертизу отправим только персональные статьи из других журналов с 2017 года. Отбор статей произведем по базе данных РИНЦ. Если случайно пропустим какую-то публикацию или в связи с новизной она еще не размещена в РИНЦ, просим авторов прислать нам текст такой статьи. Каждую статью отправим 9 экспертам, которые должны будут ответить всего на один вопрос: содержит ли анализируемая публикация новое знание? Новым считается то знание (а не данные, информация, географическое описание, суждение и т.д.), которое не имеет аналогов в своей научной дисциплине. При положительном заключении хотя бы пяти экспертов, библиографическое описание статьи будет размещено на нашем сайте. В «Дополнительные сведения» будет включен новый раздел со следующей формулировкой: «Статьи без соавторов в других журналах (вне RRG) с 2017 г., содержащие новое знание (по мнению экспертов)». Если эксперты не обнаружат статей с новым знанием, то в соответствующем разделе будет приведен указатель «отсутствуют». Не исключено, что в итоге упомянутых статей окажется не так уж и много. Впрочем, раздел является открытым, то есть раз в год мы будем его обновлять или же регулярно в течение года пополнять присланными нам статьями (если, конечно, они пройдут экспертизу). Работа будет организована следующим образом: для каждого географа из топ-10 по данным РИНЦ (на 10.10.2018) будет составлен список рассматриваемых статей; в первую очередь на экспертизу будут отправлены публикации тех географов, которые имеют всего одну статью; при получении от экспертов пяти положительных или пяти отрицательных заключений по таким географам на сайте будет приведено описание статьи или указано «отсутствуют»; затем эти процедуры будут проделами относительно оставшихся исследователей последовательно от первого до десятого географа России. В случае отсутствия у автора персональных статей во всех русскоязычных журналах, не входящих в нашу базу данных RRG, сразу же будет выставлен соответствующий указатель. Скорее всего, данное мероприятие растянется на несколько месяцев. Всё будет зависеть от количества анализируемых статей и работы экспертов.